«В половине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Чмаровки, в Старгород вошел молодой человек лет двадцати восьми»... Стоп-стоп-стоп! Допустим, что почти с северо-запада. Но! Во-первых, как-то неловко называть Мармарис Чмаровкой, хотя для кого-то это близкие понятия. Во-вторых, не в Старгород, а в Marmaris Yacht Marina. Ну, и в-третьих, не молодой и не двадцати восьми.

Впрочем, мой возраст здесь вообще не имеет никакого значения, потому что, входя в марину, я был не одинок: вместе со мной, разве что чуть позже, в марину вошли, въехали и вбежали ещё 80 человек! Нашествие это случилось не просто так, а по поводу. Энергичные и решительно настроенные люди прибыли на Большую Игру, где их ждали весёлые приключения в компании друзей и интригующий поиск, во время которого игрокам предстояло переплюнуть самого Великого Комбинатора! 

«О.Бэ.-На! Возвращение Остапа» –  очередной яхтенный квест Клуба Незнаменитых Капитанов распахивал свои объятия горячо любимым участникам. Радушные хозяева, компания SK Yachting, интенсивно намыливая яхты и оттирая до блеска их бока, готовилась принять гостей. Тёплый приём обеспечивала слаженная команда, ну а лицом её была улыбчивая и внимательная Татьяна Ивановская. Душа и руководитель SK Yachting, Метин Чакыр, контролируя ритмичное проведение чек-ина, зримо и незримо присутствовал то на понтонах, то в офисе. Забегая вперёд, скажу, что такую же дружественную атмосферу мы встретили и во время чек-аута.


Суета, царившая на причалах и несведущему человеку кажущаяся хаосом, на самом деле была подчинена чётким правилам подготовки похода. El Comandante, охотно отзывавшийся, впрочем, на имя – Андрей распоряжался распоряжениями и брифинговал брифинг, наставляя капитанов на путь истинный.


Наставленные капитаны принимали яхты, интересуясь тем, чем и надлежит интересоваться шкиперу на приёмке. Провиантские команды забивали холодильники и трюмы тем, чем и положено их забивать при подготовке такого серьёзного мероприятия, как квест. Остальные же, как это принято на флоте, сновали между первыми и вторыми, внося в их действия осмысленный беспорядок. Кто-то потянулся на судейское – сдавать лоты для аукциона. Капитан Барбосса, в миру – Женёк, удовлетворённо потягивая холодное пиво, многозначительно изрёк: «Да-а-а… Дела!»

Немногочисленные чартеристы, случившиеся на соседних понтонах, с удивлением взирали на суматоху и, на всякий случай, завидовали.  Но таинство чек-ина потихоньку заканчивалось и флотилия двинулась в Чифтлик: вечером – открытие Игры!

Игра предвещала быть. Во-первых, она в первый раз стала командной. Поэтому сразу после жеребьёвки команды Остапов и конкурирующей концессии – Отцов Фёдоров демократическим путём выбрали себе предводителей. Красные против жёлтых!.. Или наоборот.



Во-вторых, даже бывалых игроков ждали сюрпризы: многое из того, что было введено в сценарий воспалённым мозгом оргкомитета, происходило впервые. «Ребята, что вы курили?!». Начать с того, что некоторые задания и кодовую информацию в закладках на контрольных точках команды друг для друга готовили сами. И тут началось… Бамбуковые контейнеры, спрятанные в выбранных командами местах дали старт «Возвращению Остапа». Лавровый венок Великого Комбинатора воспарил над турецким побережьем и разгорячёнными душами игроков.  


Шкиперы, как и положено, морщили ум, вводили в курс, давали жару и с пылом осуществляли общее руководство процессом. А процесс не шёл, а мчался на всех парах, как курьерский «Москва-Владивосток», громыхая на стыках и отдуваясь паром. Он уносил игроков в неизвестную даль по делу загадочному и многообещающему. Восседающий на нагретой солнцем банке капитан Барбосса, делая очередной глоток ледяного пива, жмурился, как кот и представлял себе охоту на антилопу-тпру в полинезийских пампасах.


Дух Сулеймана-Ибрагима берта Марии Бендера парил неподалёку и подкидывал квестующим то своего возлюбленного брата на развалинах церквухи, то, выносящие мозг зашифрованные подсказки, то голосовые послания. И то и другое путало извилины, сбивало с толку и побуждало набить кому-то морду. Но Заратустра не позволяла, и кроме того, как-то всегда находился клубок Ариадны, который выводил утомлённых путников из лабиринта.


«Люда! Милочка! Пройдитесь! Коля, начали! Начали! Пошли, пошли!.. Так! Прекрасный типаж. Рабочий. Пассажир трамвая. Дышите глубже – вы взволнованы!». Пассажиров не было. Все экипажи глубоко и взволнованно дышали, шли, бежали и плыли в итоге, например, к врачу-мозговеду Шахерезаде Остаповне фон Бендер. Кстати, приём был не мучительным и, что немаловажно, необременительным по финансам J


Вставало красное солнышко и расталдыкивало свои лучики по белу светушку, прогревая и без того нехолодное море. Страсти накаляли жаркий воздух, коллективный мозг, плавясь, выдавал на гора единственно верные решения, а вода, рассекаемая тузиками на высадках, пенилась бурунами, навевая на капитана Барбоссу нежные воспоминания о холодном пиве.


Свободные от несения вахты таланты с головой ушли в создание актуальных плакатов на конкурс «Сеятель» и, не покладая рук и подручных материалов, ваяли шедевры haute couture: парадные кители для своих капитанов. Как известно, Авессалом Изнурёнков умудрялся выжать около сотни шедевров юмора из любой чахлой пустыни бытовухи. Коллективы Остапов и отцов Фёдоров в своей изобретательности оставили его далеко позади.


El Comandante, используя служебное положение на полную катушку, старательно пытался запудрить мозги всем, включая оргкомитет. Все, включая оргкомитет, прилежно делали вид, что ему это удаётся. И это ему удалось. Во всяком случае, он так подумал.


Шалый ветер не давал скучать и добавлял интриги. Он то принимался дуть, когда был не очень-то и нужен, то тошнил почти до штиля, когда возникала необходимость, чтобы он чихнул хоть из одной ноздри. Но даже его капризы не испортили обанистам Морской бой.

 

Вы когда-нибудь пробовали толкать платяной шкаф по песчаному пляжу? А разгонять лодку в штиль? С учётом того, что при этом нужно догнать соперника и зубами вырвать у него вожделенную звезду. Или убежать со своим рядовым чином от двух сержантов, берущих тебя в клещи? Даже, если кто-то и не знал, то теперь точно знает, как это выглядит. Экипажи сражались, словно берберские львы, в изысканных выражениях характеризуя погоду и отчаянно дуя в паруса… 


Но, как известно широкой общественности, война войной, а отдых – по расписанию. Для национальной забавы под названием «валяние дурака» всегда найдётся время и место. Как и для водных процедур. С криками «В здоровом теле – здоровый бух!» квестовый народ бухался с кормы в расступающиеся от испуга морские воды.


Матчевая эстафета предполагала сюрпризы и неожиданные повороты судьбы. Так и случилось. Но все получили удовольствие и свою порцию драйва. Финишную закладку, невзирая на обстоятельства, маститых соперников и удивительно нестыкующееся с действительностью название яхты, поднял экипаж лодки «Schnecke» («Улитка»).


На этом сюрпризы заключительного дня не закончились. Предстоял ещё поиск на берегу. Накануне вдохновлённые предводители принесли El Comandante свои варианты кодировки мест, где неделю назад были спрятаны бамбуковые закладки. Озадаченно качая головой, руководство сотворило на лице скептическую мину: «Не найдут». «Найдут!» дружно заверили предводители и оказались правы.

 

Почти одновременно закладки были извлечены из тайников. Боевой клич Отцов Фёдоров возвестил всю бухту Чифтлика о свершившемся факте и меньше, чем через минуту об этом же сообщил окрестностям восторженный рёв Остапов! Правда, на разгадывание зашифрованного пароля у Остапов ушло меньше времени, и приз на финише ушёл именно к ним…


«Судачки Попьет. Жаркое цыпленок. Котлеты де воляй. Малосольный огурец. Суфле-глясе Жанна Д'Арк. Шампанское Мумм (зеленая лента). Дамам – живые цветы». Надо сказать, что меню ресторанов, хотя и не баловало игроков разнообразием ходов и к концу Игры изрядно поднадоело, но было нажористым и никого не оставило умирать с голоду на теряющем жар вечернем песке пляжей. 

Капитан Барбосса с неизменным пивом после одного из таких сытных ужинов, наставительно воздев к небу палец, изрёк: «Тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу» и, подумав, добавил: «Мясо – вредно!». На закрытии был устроен праздник живота: заказное меню в ресторане марины было гораздо разнообразнее озвученного выше.

И, конечно, чествование победителей. «Как?! – съязвит по этому поводу въедливый наблюдатель из соцсетей, – Ведь на Большой Игре нет победителей?!». Увы, мой наблюдательный друг, ты наблюдал невнимательно. На Большой Игре нет проигравших, но, как и в любой игре есть тот, кто был первым. 

А на этот раз призёров было целых два: команда-победительница и яхта-победительница. В командном зачёте с небольшим перевесом первой оказалась команда Остапов, а главный приз взяла лодка предводителя отцов Фёдоров – Анвара Давлетшина.



Сияла звезда. Ночь была волшебна. «Волны перекатывались через волнолом и падали вниз стремительным домкратом». Ляпис Трубецкой отсутствовал среди присутствовавших, а то непременно создал бы ещё один шедевр Гаврилиады. 

Народ не желал расходиться, отхлынув от столов и растекаясь было ручейками в разные стороны, но вновь по неведомой силе сбивающийся в кучки, продолжая обсуждалки и произнося непроизнесённые ещё тосты. 

В пустеющем зале ресторана продолжалась неспешная беседа двух предводителей.

Капитан Барбосса, в миру – Женёк, дотянул холодное пиво и, почесав бороду, с сильным чувством произнёс: «Нет, ну надо же! Семьдесят пять человек, - и всем понравилось!». Капитан покачал своей кудлатой головой и бросил взгляд на звёздное небо. Он помолчал ещё немного, нехотя встал и вразвалочку удалился в сторону своей яхты…

Игра закончилась. «Возвращение Остапа» – теперь наша история, к которой мы будем возвращаться в своих воспоминаниях. Воспоминаниях о тех днях, когда мы от души валяли дурака, о море, о наполненных ветром парусах, о замечательной компании друзей и единомышленников, о сумасшедшем духе драйва и веселья! Не раз и не два нам захочется вернуться туда, где можно не быть застёгнутыми на все пуговиц, где можно отрываться по полной, где Сулейман-Ибрагим, где капитан Барбосса... 

Я не ставил перед собой задачу написать изложение на тему «Как мы провели Игру». Невозможно пересказать Игру, как нельзя пересказать эмоцию. Тот, кто отведал флотского борща, может поведать о своих вкусовых ощущениях. Вот только, сколько не говори «халва» - во рту слаще не станет. Поэтому всех приглашаем присоединиться: в следующем году, юбилейном для Клуба и его яхтенной школы, нас ждут «Большие Гонки»! Лёд тронулся!  Заседание продолжается, господа присяжные заседатели!





Чтобы обрезать изображение, выделите область и нажмите кнопку «Готово»
Фото 1 из 1