Клуб Незнаменитых Капитанов продолжает вместе с вами изучать историю развития паруса. В предыдущей публикации История паруса. Часть I "Origo"мы исследовали рождение парусного вооружения и его первые шаги в Древнем Египте, Юго-Восточной Азии и на севере Европы.

Как происходило дальнейшее развитие парусного флота? Наберёмся терпения, ведь для начала нужно понять, как изменился мир за почти полтора века после Рождества Христова. «Как после Рождества? А где рассказ про финикийский флот, корабли персов, про суда Римской империи, про парусные лодки Южной Америки?». Братцы, принимая ваши справедливые упрёки, всё же хочу заметить, что мы здесь не рассматриваем все типы всех парусных судов во всём мире. Наша история – про историю паруса и то, как связаны были между собой паруса и развитие человечества. Поэтому продолжим.

К XIV-XV в.в. с ростом городов стремительно растёт городское население, что подталкивает развитие ремёсел и торговли. 

 

В том числе набирает обороты и торговля международная. Уже сложились прочные торговые связи со странами Востока, откуда в Европу везли пряности и предметы роскоши. К этому времени все известные месторождения золота и серебра были практически истощены и европейские государства стали испытывать недостаток драгоценных металлов для чеканки монет. Нужно было искать новые безопасные торговые пути и новые территории ресурсной базы. Наступает Эпоха Великих Географических Открытий, длившаяся с начала XV века до XVII века включительно.


Но, прежде, чем мы начнём говорить о том, как шло развитие парусного флота в эту великую Эпоху, нужно упомянуть о целом ряде технологических новшеств и изобретений, существенно повлиявших на развитие парусников. И все они произошли в XIII веке. 

Долгое время, вплоть до XIII века, почти повсеместно (исключение составляет китайская джонка) управление судами осуществлялось специальным рулевым веслом. И лишь в XIII веке стал широко применяться подвесной руль, который приводился в движение румпелем: вопреки широко распространённому заблуждению, корабли XIV-XVI веков, управлялись не с помощью штурвала. Перед тем, как штурвальное колесо сменило горизонтальный румпель, управление кораблём сначала стало «вертикальным», т.е. усилие на румпель (а затем на руль) передавалось отклонением огромного рычага (колдер-штока) от вертикального положения вправо или влево. 

И только в конце XVI века было изобретено рулевое колесо – штурвал. В настоящее время невозможно приписать его какой-то одной стране, равно как и точно датировать, хотя считается, что первый штурвал был изобретён мастером Питером Янсзоном Лиорном и установлен в 1695 году на первом голландском флейте (тип военно-торгового судна). О нидерландском происхождении штурвала говорит и само название рулевого колеса: «stuur» переводится с голландского как «руль», а «wiel» - «колесо». Штурвальное колесо с помощью штуртросов и блоков поворачивает в нужном направлении перо руля. Но нагрузка бывает такой сильной, что усилий одного или двух рулевых недостаточно, поэтому устанавливали сдвоенные и даже строенные штурвалы.


Магнитный компас, изобретённый в Китае во времена династии Сун (IX-XIII вв. н.э.) для обеспечения ориентирования при движении караванов по пустыням, в начале XIV века уже прочно обосновался на судах.  И действительно: бескрайние просторы что пустынь, что морей отличались друг от друга только тем, что океанская вода не очень походила на песчаные барханы. Поэтому навигация на море схожа с ориентированием в пустыне.

Итальянец Флавио Джойя превратил примитивный сосуд с магнитной стрелкой на поплавке в удобный прибор, насадив стрелку на ось, закреплённую на картушке – круглой пластине с делениями. Правда, картушка его отличалась от современной и была поделена не на 360°, а на 16, а позже на 32 румба (11,25°). Основные румбы – Север, Восток, Юг и Запад (N, O, S, W) делились на четвертные, те, в свою очередь на осьмушки и так далее – до 1/32. На кораблях компас стали размещать рядом с румпелем или штурвалом на кардановом подвесе, чтобы избежать влияния качки. Компас позволял мореплавателю придерживаться проложенного курса. Точность до одного румба нельзя было назвать высокой, но в тех условиях развития навигации это было огромным шагом вперёд.


Курс, которым нужно было следовать, уже было где прокладывать: появились прообразы навигационных карт – портуланы (портоланы), с нанесённой на них румбовой сеткой и выполнявшиеся на пергаменте из овечьей шкуры размером примерно 100х60 сантиметров. Румбовая сетка позволяла мореплавателям держать выбранный курс по компасу. Вдоль побережий на портуланах подписаны многие сотни географических объектов – мысы, заливы, реки, порты. Все подписи направлены от берега, поэтому у портулана нет выделенной ориентации подписей, как у современной карты, и его одинаково удобно рассматривать с разных сторон. Повсеместно получила распространение астролябия, изобретённая арабами и позволяющая определить местоположение судна и соотнести его с портуланом.


Желание увеличить площадь парусов и улучшить управляемость кораблей привело корабелов к увеличению количества мачт. Ещё во времена Римской Империи на кораблях стали устанавливать две мачты, появилась носовая наклонная мачта – бушприт. А в начале XV века в уже и в городах Ганзейского Союза (Союз торговых городов на территории Северо-Западной Европы) и в Испании вместо одномачтовых коггов стали строить двухмачтовые когги с прямыми парусами. Когг был первым, полностью парусным (не гребным!) военным и торговым кораблём. Дальнейшее развитие мирового судостроения ознаменовалось переходом в середине XV века к трехмачтовым судам. На кораблях начали появляться: передняя мачта – фок, центральная мачта – грот и задняя мачта – бизань. Трёхмачтовые суда обладали хорошей парусной вооружённостью и отлично держали курс (паруса на бизани являлись хорошим стабилизатором курса, не позволяя судну рыскать на волне).

И тут нельзя не сказать, что с развитием торгового и военного флота на кораблях появляются косые паруса. Вначале это был т.н. латинский парус: на мачте устанавливался наклонённый в сторону носа реёк, к которому крепилось треугольное полотнище. Причём реёк и нижняя мягкая шкаторина паруса выступали впереди мачты. Появление такого паруса произвело революцию в парусном вооружении. Косой парус был более эффективен при слабом ветре на острых курсах и позволял менять курс корабля по отношению к ветру в достаточно широком диапазоне, а не только ходить попутными ветрами, как на прямых парусах. Пожелание попутного ветра морякам уходит в прошлое, теперь ветер любого направления подвластен мореплавателям!

Принцип действия латинского паруса коренным образом отличается от принципа работы прямого паруса. Он устанавливается не поперек, а практически вдоль ветра под небольшим углом к нему, а движущая сила возникает, как составляющая аэродинамической силы из-за разности давлений между вогнутой и выпуклой частями паруса, совершенно так же, как образуется подъемная сила крыла самолета. В общем, представьте себе крыло самолёта, вертикально установленное на палубе. Ветровой поток, набегающий на него под углом 6-7° создаёт аэродинамическую силу, которую можно разложить на силу тяги, направленную по курсу судна и силу дрейфа (она же – кренящая сила).

 

С большой долей вероятности эволюция прямого паруса в латинский выглядит так. Используя прямой парус, мореплаватели заметили, что когда судно идёт в острый бакштаг (ветер чуть сзади-сбоку) и в галфвинд (ветер под прямым углом к борту), эффективность паруса можно повысить, если повернуть его так, чтобы наветренная шкаторина паруса была направлена под небольшим углом навстречу ветру. Для этого наветренную шкаторину нужно было туго обтянуть, что достигалось наклоном наветренной части верхней реи вниз (второй рисунок). Таким образом, появился на свет трапецевидный люггерный парус (третий рисунок), уже знакомый вам по предыдущей публикации. А от него оставался всего один шаг до косого латинского паруса.


Кто и когда изобрел латинский парус – неизвестно. Но большинство исследователей склоняются к тому, что т.н. «латинский парус» следовало бы называть «арабским». Ведь именно арабы на акватории Красного моря и Индийского океана широко применяли его на своих торговых кораблях – доу.  Доу строили как суда для перевозки грузов и пассажиров. Для грузов на этих арабских парусниках были предусмотрены обширные трюмы, а для пассажиров предлагались каюты, чего долгое время не было в Европе. Так вот арабы задолго до появления косого паруса на Средиземноморье и в Европейской части континента начали применять треугольный рейковый парус. Впрочем, есть и иные точки зрения историков, которые говорят о том, что к арабам такой парус попал от греков, а те, в свою очередь, заимствовали косой парус у египтян.

Но, так или иначе, а переход от первобыт­ного одномачтовика с прямоугольным парусом к трехмачто­вым кораблям с латинским треугольником дал возможность парусному судну идти почти против ветра, то есть практически в. любом выгодном ему направлении, откуда возникла техни­ческая возможность осуществить экспедиции Колумба, Васко да Гамы, Магеллана и других первооткрывателей. 

Творцом европейского штурма океанских просторов принято считать португальского принца-инфанта Энрике, сына короля Жуана I, позже прозванного Генрихом-Мореплавателем. 

Энрике (Генрих) посвятил жизнь организации исследовательских морских экспедиций (хотя сам он в этих экспедициях не участвовал). Инфант был озабочен опасностью прохождения торговых караванов по суше: торговые пути, по которым везли товар купцы, контролировали, не пылающие любовью к португальцам, мусульманские государства Северной Африки. Поэтому он озаботился поиском морского пути, более безопасного, чем сухопутный. 

Ему удалось удачно "скрестить" испанский когг и арабскую доу, создав на их основе знаменитую каравеллу — первое судно с комбинированным парусным вооружением. Каравелла несла комбинацию из прямых и косых парусов и обладала по тому времени самым передовым парусным вооружением. Только фок-мачта несла четырехугольный прямой парус, а на грот- и бизань-мачтах стояли латинские паруса на косых реях. Именно они и позволяли судам ходить круто к ветру. Характерными особенностями каравелл, помимо смешанного парусного вооружения были высокие борта и глубокая седловатость палубы в средней части. Каравеллы были изящнее коггов и имели лучшее парусное вооружение, но на самом деле, были небольшим судёнышками, часто даже без верхней палубы. Развитие каравеллы, увеличение её парусности и длины корпуса породило каракки.  


Кстати, своим названием каравелла обязана новому типу обшивки: она была набрана не внакрой, подобно черепице на крыше дома, как это делали раньше, а вгладь: одна доска вплотную к другой. И хотя такой способ обшивки знали и прежде, тем не менее, заслугу его изобретения приписывают корабелу из Бретани по имени Жюлиан, который назвал этот способ "карвель", или "кравеель". Название обшивки позже перешло в наименование типа судов - "каравелла".

Но вернёмся к нашему исследованию. Итак, эпоха Великих Географических открытий была начата португальцами и испанцами. Генрих-Мореплаватель одну за другой снаряжал экспедиции, которые открыли остров Мадейра, часть Азорских островов и Канарский архипелаг. В 1445 году португальцы достигли западной точки Африки – Зеленого мыса. Несколько позже было открыто побережье Гвинейского залива. Там было обнаружено большое количество золота, слоновой кости. Отсюда рождались и географические названия – Золотой берег, Берег Слоновой Кости. Вместе с тем были обнаружены африканские рабы, которыми торговали местные вожди. Португалия стала первой европейской страной, которая стала продавать живой товар.

В 1488 году экспедиция португальца Бартоломеу Диаша достигла южной оконечности Африки – известной нам, как Мыс Доброй Надежды. На самом Бартоломеу нарёк его Мысом Бурь, а в мыс Доброй Надежды он был переименован по возвращению экспедиции королём Жуаном II, который возлагал на открытый Диашем морской маршрут в Индию большие надежды. Диаш был первым из европейцев, кто, обогнув Африку, вышел в Индийский океан. Однако из-за бунта моряков Бартоломеу Диаш был вынужден вернуться обратно. Его путь через 9 лет продолжил Васко да Гама, который в 1497–1499 гг. обогнул Африку и после 8-месячного плавания прибыл в индийский порт Каликут.

Испанская корона не отставала от португальцев. Восточный морской путь в Индию лежал вокруг мыса Доброй Надежды – места жесточайших штормов. Поэтому испанцами была предпринята попытка проложить западный маршрут в Индию.

3 августа 1492 года три корабля Христофора Колумба (Кристо́баль Коло́н), каракка «Санта-Мария», каравеллы «Нинья» и «Пинта» отправились из Испании на поиски этого пути. 12 октября этого же года они достигли желанных берегов. Правда, это была не Индия, как тогда считал Колумб.Его каравеллы были первыми европейскими кораблями, которые пересекли Атлантику, открыв земли Нового Света: Багамские острова, Кубу и Гаити. Во всяком случае, это было первое задокументированное плавание до берегов нового континента. При этом Христофор Колумб считал эти новые земли Восточной Азией — окрестностями Китая или Индии. В дальнейшем новооткрытые территории долгое время именовались Вест-Индией (Западной Индией), так как к этой «Индии» нужно было плыть на запад, в отличие от собственно Индии, которая долгое время в Европе именовалась Ост-Индией (Восточной Индией).

Возможность достичь Индии западным путем могла быть доказана только кругосветным плаванием, которое и совершил в 1519-1522 гг. португалец Фернан Магеллан. В его экспедицию снарядили пять каракк ("Тринидад", "Консепсьон", "Сантьяго", "Сан Антонио" и "Виктория"). Сам Магеллан не смог завершить кругосветку: он погиб в стычке с туземцами на одном из островов Тихого океана. В порт приписки через три года вернулась одна лишь "Виктория" - первое судно, обошедшее вокруг света.

Вторым кораблем-кругосветчиком был галеон английского ка́пера сэра Фрэнсиса Дрейка "Золотая лань" («Golden Hind»), Фрэнсис руководил флотилией, состоявшей из трёх больших и двух малых вспомогательных кораблей. Флагманское судно ещё не было «Золотой Ланью» и носило скромное название «Пеликан». Хотя официальная цель похода (1577-1580) состояла в поиске нового пути в Китай и открытие новых земель для британской короны, неофициальной задачей Дрейка было награбить как можно больше испанского золота и с этим грузом вернуться в Англию. К  моменту выхода флота из Англии Дрейк был вполне состоявшимся капитаном и достаточно богатым человеком. В финансировании этой экспедиции активное участие приняла сама королева Великобритании: Дрейк обещал ей хороший барыш.

 

Но неудачи начали преследовать Дрейка уже на подходе к Патагонии. Проходя коварным Магеллановым проливом, два судна («Христофор» и «Лебедь») наскочили на камни, пришли в негодность и были затоплены. На выходе из Магелланова пролива  оставшаяся флотилия Дрейка столкнулась с жесточайшим встречным штормом. Капитан одного из кораблей («Елизавета») принял решение вернуться обратно и пошёл через Атлантику в Англию. Второй, «Морское Золото», был разбит штормом и затонул. Корабль Дрейка был отброшен штормом к югу от Огненной Земли, адмиралу с трудом удалось вывести судно на север и при этом выяснилось, что Огненная Земля не является частью Южной Америки, а остров, и есть проход между ней и Антарктидой, который теперь носит имя Дрейка.


 

Переждав шторм, Дрейк прошёл вдоль тихоокеанского побережья Южной Америки на север, атакуя и грабя испанские порты. По пятам его гнались испанские корабли и Дрейк решил уйти от них, найдя северный проход из Тихого океана в Атлантику. Но, поднявшись почти до Ванкувера, они столкнулись с холодами и снегом, команда проявила недовольство и Дрейк развернул корабль на восток, пересёк Тихий океан, обогнул Африку и вернулся в Англию. Адмирал был встречен, как герой и обласкан королевой: она прямо на палубе посвятила его в рыцари. Ещё бы! Экспедиция оказалась прибыльной – золота и драгоценностей на сумму более 500 000 фунтов, что почти в два раза превышало годовой бюджет Британии. На фоне этого остался незаметным тот факт, что на своём галеоне Дрейк привёз в Европу картофель, который прижился в Старом Свете и до сих пор широко распространён на Европейском континенте.

Галеон был новым типом парусного судна, способного нести значительное пушечное вооружение и перевозить достаточно большое количество людей. Для того времени галеон был судном, идеально приспособленным для ведения боевых действий и перевозки значительного количества людей и грузов, читай – для разбоя и доставки золота из новых колоний.

Период с XIV по XVI век можно назвать временем активного совершенствования парусных кораблей. Появившийся на них треугольный парус фактически подталкивает моряков осваивать океанские просторы. Постепенно на кораблях растёт не только количество мачт, но и ярусность парусного вооружения в высоту. К концу XVI века корабли уже оснащаются трёхъярусным парусным вооружением. В силу природных закономерностей ветер на высоте 15–25 метров над уровнем моря дует сильнее, чем непосредственно над поверхностью. Поэтому паруса второго яруса (марсели) являлись наиболее ходовыми: зачастую ходили только под марселями и брамселями, а нижние паруса не ставили вовсе.

И раз уж мы взялись проследить развитие паруса от и до, нужно сказать пару слов о материале парусов тех времён. Паруса делались из парусины разной толщины, причём разница была существенной. Нижние паруса делались из ткани плотностью примерно 800—1000 граммов на квадратный метр, паруса среднего яруса паруса были плотностью 500—700 граммов на квадратный метр, а верхние –  около 300 и даже 200 граммов на квадратный метр (можно представить плотность этой «лёгкой» парусины, взяв в руки палаточную ткань 70-х годов XX века). 


Исходя из этих цифр, можно представить себе, насколько тяжёлыми были паруса. Вес марселя или нижнего паруса большого линейного корабля мог быть несколько сот килограммов. Уборка такого паруса была тяжёлой работой. А если он ещё и намокал… Кроме того, из-за большого веса парусов центр тяжести на многих судах того времени был расположен критично высоко, что влияло на их остойчивость во время ветреной погоды и на волне. Чуть зазевался и не успел зарифиться, налетевший шквал положит судно на борт, вода хлынет внутрь и – «Со святыми упокой»…

 

Что ж, не будем о грустном, тем более, что в ворота уже стучится век XVII – век расцвета парусного флота. Но об этом в следующей статье.





Чтобы обрезать изображение, выделите область и нажмите кнопку «Готово»
Фото 1 из 1